В ПАМЯТЬ О РОБЕРТЕ ЗИЛДЖАНЕ (ROBERT ZILDJIAN)

Роберт Зилджан

27 марта в своем доме в Брунсвике (Мэн) умер от рака Роберт (Боб) Зилджан — основатель компании Sabian Cymbal и выдающийся деятель, в течение последних шестидесяти лет задававший тон в индустрии производства ударных инструментов. Ему было 89 лет. Человек, наделенный острейшим интеллектом и редкой изобретательностью, Роберт использовал всю свою безграничную энергию для повсеместного развития индустрии производства ударных инструментов в годы, последовавшие за 2-й Мировой Войной, сначала в компании Zildjian, основанной его предками в Турции, а затем позднее в компании Sabian Cymbals. Он очень часто говорил: «Бизнес — это семья, а семья — это бизнес». И действительно, граница, проходящая между его личной жизнью и коммерческой деятельностью была весьма размытой. Известнейшие барабанщики и деловые партнеры были его близкими друзьями, его дети были вовлечены им в перкуссионный бизнес, а напряженные размышления о работе занимали большую часть того времени, в течение которого он бодрствовал.


Рожденный 14 июля 1923 года в Бостоне, Зилджан принадлежал к династии изготовителей музыкальных инструментов  — тарелок и практически не имел шанса заниматься чем-либо кроме семейного ремесла (он очень часто шутил, что факт его рождения в День Взятия Бастилии, день старта Французской революции, является источником его бешеного темперамента). Хроники семьи Зилджан сообщают, что где-то около 1600 года предок Роберта, Аведис Первый, улучшил уникальный процесс создания бронзового сплава, что привело к возможности создавать тарелки одновременно и музыкально-выразительные и долговечные. Так как инструменты, изготовленные им, получили широкое одобрение, он придумал фамилию Zildjian, в которой «Zil» — это «тарелка» по-армянски, «dj» — означает «мастер», а окончание «ian» — переводится как «сын». Так семейный бизнес по производству тарелок Zildjian, основанный в Стамбуле, успешно развивался на протяжении нескольких поколений за счет того, что секрет знаменитого сплава передавался в семье по наследству от отца к старшему сыну. 

К тому времени, когда в 1888 году родился отец Роберта Аведис Арманд Зилджан, семейный тарелочный бизнес был отягощен сложной и весьма разросшейся семьей. И хотя он еще мальчишкой был отдан в обучение на семейную фабрику, у него были очень небольшие шансы продолжить семейный бизнес, так как он являлся самым младшим из своих родных и двоюродных братьев. Позднее Боб Зилджан объяснял: «Как и большинство молодых армян в то время, мой отец не хотел идти в армию. Политический климат в Турции всегда был враждебен армянам, поэтому, когда в 1908 году у отца появилась возможность сопровождать сына одной из богатых американских семей по пути в Америку, он немедленно воспользовался этой возможностью.»   
 
Аведис Арманд Зилджан обосновавался в Бостоне и получил работу на конфетной фабрике.  Однако мечта о другой работе и другом общественном положении не давала ему покоя и через несколько лет он открыл свое собственное конфетное дело. Его бизнес уверенно процветал в тот момент, когда в 1927 году из Бухареста он получил неожиданный запрос от своего дяди Арама. В результате нескольких катастроф и внезапных смертей родственников Аведис стал следующим в семье, кому надлежало узнать секретную формулу знаменитого сплава. Не собирается ли он вернуться в Турцию, чтобы возглавить семейный бизнес? В это время Аведис прекрасно чувствовал себя в Бостоне. У него была семья и американская жена и не было совершенно никакого интереса возвращаться к себе на родину. Вместо этого он убедил дядю Арама в целесообразности перенесения тарелочного бизнеса в Соединенные Штаты. В 1928 году Avedis Zildjian Company начала выпуск тарелок в пригороде Бостона — Квинси, причем, как литейные, так и фрезеровочные работы выполнялись в полном объеме .  
 
Вовлечение Боба Зилджана в тарелочный бизнес началось на очень ранней стадии. После занятий в школе он подметал полы на фабрике, упаковывал тарелки и выполнял различные вспомогательные поручения. За эти усилия отец платил ему по 2 $ в неделю, причем выдавал 50 центов наличными, а 1.50 $ откладывал на накопительный счет в банке. Во время учебы в школе свои накопления, полученные от копании Zildjian, Боб увеличил путем участия в нескольких местных танцевальных группах. Отслужив во время 2-й Мировой Войны в Европе в рядах пехоты Соединенных Штатов, он поступил в Дартмутский  Университет и закончил его в 1948 году, получив ученую степень по истории и философии.  
 
После десятилетий острой нужды и тягот, вызванных Великой Депрессией 30-х и законодательных ограничений производства, установленных во время 2-й Мировой Войны, в 50-е годы музыкальная индустрия начала возрождаться. Боб начал отдавать компании Zildjian все свое время, однако бизнес, к которому по окончании университета он присоединился,  по современным стандартам был крохотным. «В те дни заказ на 12 тарелок — это была большая удача» — вспоминал он. В то же время небольшой объем работы позволял ему углубить свое мастерство и знания в различных направлениях. Вдвоем со своим братом Армандом они занимались продажами, маркетингом, производством и всеми другими сторонами Zildjian-бизнеса. 
 
В 30-е и 40-е Аведис Зилджан активно интересовался мнениями ведущих барабанщиков о своей продукции. Речь идет о таких музыкантах как George Wettling, Gene Krupa, Ray Bauduc и Jo Jones. Специально для них он создавал тарелки, которые должны были соответствовать их стилю игры. Арманд и Боб Зилджаны продолжили эту практику и установили тесные рабочие взаимоотношения со следующим поколением ведущих исполнителей. Это заметно усилило их маркетинговые позиции. 
 
В 1951 году Боб женился на Маргарет Виллимина «Вилли» Мактевиш. Почти сразу после женитьбы, преодолев возражения своего отца, он взял молодую жену с собой в деловую поездку на Западное Побережье. «Это был первый случай, когда она оказалась где-либо западнее Олбани» — говорил он.  С тех пор эта пара была неразлучна и активно путешествовала, выезжая по вызову ритейлеров, и представляла свою компанию на различных собраниях и съездах.  
В 1957 году они были среди первых американцев, посетивших Франкфуртскую Выставку.

 

В 1967 году Боб и Вилли выехали в Стамбул,  чтобы обсудить покупку технологических операций  K. Zildjian у своих дальних родственников. Приобретение было вызвано затянувшейся войной торговых марок с компанией Gretsch. Эта компания владела американской маркой K. Zildjian и продавала тарелки, сделанные в Турции, вступая в прямую конкурентную борьбу с Avedis Zildjian Company. Получив контроль над турецкой фабрикой, Зилджаны смогли вырвать торговую марку K. Zildjian из рук Gretsch и стали единоличными продавцами Zildjian во всем мире.  

В конце 60-х, когда в полном разгаре был рок-н-рольный бум, фабрика Zildjian в Квинси работала на полную катушку. Боб и Вилли стали заядлыми любителями дикой природы и регулярно приезжали в Нью-Брансуик (Канада), где на реке Святого Джона любили ловить лосося. В 1968 году они решили, что следующая фабрика по выпуску тарелок будет построена на берегу этой реки неподалеку от Нью-Брансуик в местечке Медактик,  и станет ключом к решению всех проблем Zildjian. Мало того, что расположение фабрики будет давать прекрасную возможность для охоты и рыбной ловли, так оно еще и откроет путь программе агрессивной интернациональной экспансии.  «После Второй Мировой Войны, по сравнению со всем остальным миром, США были настолько преуспевающими, что европейские страны установили неестественно высокие защитные тарифы с целью недопущения наших товаров на их рынки», — объяснял Боб. — «Но наша канадская фабрика попадала в британскую зону, поэтому с наших товаров брали значительно меньшую пошлину. Это позволило значительно увеличить продажи в Австралии, Великобритании и в других  европейских странах».   
 
Аведис Зилджан умер в 1979 году в возрасте 91 года, оставив управление компанией Zildjian Арманду и Бобу, в результате чего в их отношениях резко проявилась давняя напряженность. После того, как попытки договориться с братом зашли в тупик, Боб оказался перед сложным выбором. Он мог либо забрать наличными свою долю в Zildjian Company и отойти от дел, либо получить контроль над фабрикой в Медактике и получить зеленый свет на продолжение производства тарелок, но под другой торговой маркой. На срочно созванном семейном совете, проходившем на кухне, он представил эти два варианта Вилли и своим трем детям — Салли, Билли и Анди. Решение было принято немедленно и единогласно: забрать фабрику и остаться в бизнесе. Через пять месяцев на свет появилась фирма Sabian. (Вилли взяла кредит для компании, название которой состоит из первых букв имен их троих детей.) В 1982 году стартовали продажи в Европе и Азии, а уже в 1983 году тарелки Sabian дебютировали на американском рынке. 
 
Как гласит общепринятое мнение, после того, как братья Зилджан разошлись, торговые марки Sabian и Zildjian перешли к непрерывной войне за раздел рынка. Причем в этой битве по сей день так и нет победителя, но результатом этой конкурентной борьбы явилось значительное улучшение обеих компаний. И вот, как и следовало ожидать, теперь, как реальный результат этого разделения, мы имеем беспрецедентный шквал разработок новой продукции, который приводит к разрастанию глобального рынка тарелок. Если сравнивать с 1981 годом, к общему предложению продукции всех мировых тарелочных компаний  добавилось более чем 300 различных моделей. Сегодня барабанщики могут выбирать себе инструмент из списка, содержащего более 3800 различных моделей тарелок. Если иметь в виду такой широкий выбор, неудивительным становится то, что продажи тарелок по всему миру достигли уровня, который никто не мог и представить себе 25 лет назад. 

В эпоху, когда большинство производственных задач выполняет оборудование, контролируемое компьютерами, искусство мастеров молотка и наковальни, созидающих тарелки, выглядит несколько причудливым и старомодным. Однако для Sabian это искусство является ключевым элементом производственного процесса. На фабрике в Медактике команда из пяти кузнецов трудится не покладая рук, используя приемы и техники абсолютно идентичные тем, которыми пользовались тарелочные мастера в Стамбуле 200 лет назад. Это не простая работа. Чтобы выковать одну тарелку требуется примерно от 10 до 20 минут, в зависимости от ее размера и особенностей металла, и кузнецам необходимо делать перерывы, чтобы избежать вреда, наносимого их здоровью частыми ударами, и, кроме того, после длительной непрерывной ковки они могут потерять свое ощущение касания, так называемый «touch«.  Также следует отметить, что изготовление чего-либо из металла требует длительного обучения и немалой самоотдачи.

Однако не следует думать, что персонал Sabian сентиментально привязан исключительно к тяжелому ручному труду. На фабрике широко используется современная автоматика. Во время процессов литья или обжига изделий, за температурой печи следят специальные датчики, контролируемые компьютерами. Полностью механизирован процесс полировки тарелок, в течение которого ловкая рука робота доводит цвет изделия до изумительного золотистого оттенка. Но причина, по которой на фабрике продолжают использовать, на первый взгляд, устаревшие приемы ручной ковки, проста — это работает. Вот мнение на этот счет Боба: «Ручная ковка — это то, что дает тарелке ее музыкальную душу и то, что позволяет Sabian побеждать в конкурентной борьбе .» 

Анди Зилджан стал президентом Sabian в 2006 году. Несмотря на это Боб до последних своих дней продолжал принимать активное участие в управлении компанией, проводя большую часть своего времени в коттедже в Медактике, находящемся неподалеку от основного производства.


Помимо жены Вилли, сыновей Анди и Билла, дочери Салли Зилджан Тегю, семья Боба включает на настоящий момент еще и восемь его внуков. 

——————

БОБ ЗИЛДЖАН И КОНЕЦ ЭПОХИ.

 
Боб Зилджан был одним из последних представителей поколения, пришедшего в музыкальную индустрию после Второй Мировой войны. Его уход означает завершение целой эпохи. Его детские годы прошли в обстановке острой нужды, связанной с Великой Депрессией, его совершеннолетие пришлось на время больших экономических проблем, ему пришлось принять участие в самой гибельной войне за всю историю человечества. Судьба Боба и его ровесников является, персонифицированной иллюстрацией известного выражения: «Удар, который нас не убивает, делает нас сильнее.» 

 

Они пережили так много невзгод и лишений, что, когда мир и процветание окончательно вернулись в 1950-е годы, они оказались невероятно заряжены чувством облегчения, которое смогли перевести в энергию созидания.  Помимо собственных компаний, они создали многочисленные ассоциации, дистрибутивные сети и такие институты, как, например, школы музыкального движения. И, как нам теперь известно, это заложило фундамент современной индустрии.

 

Предприятия, которые создавали эти люди, по современным стандартам были весьма небольшими и способы управления ими были весьма несложными. Но эти ограничения помогали им преодолеть их твердая уверенность в своих силах и несгибаемый оптимизм. Боб являлся ярчайшим представителем этой поколения. Порой он бывал груб и прямолинеен, частенько смаковал свою политическую некорректность и, когда заболевал, любил воспользоваться этой возможность, чтобы отдохнуть от бизнеса. Однако он занимался производством серьезно и уверенно, всегда старался вникнуть в самые мельчайшие детали и, кроме того, будучи наделен прекрасным чувством юмора и самоиронии, никогда не воспринимал самого себя через-чур всерьез.

 

В течение 60-летней карьеры Боба индустрия значительно разрослась, количество и качество продукции значительно улучшилось и повсеместное усовершенствование методов управления и производства привело к невероятному коммерческому успеху. Однако, даже на фоне всех этих материальных достижений, мы понимаем и чувствуем, что необузданный энтузиазм и оптимизм, который привносили в дело Боб и его соратники, угас. Нам будет его не хватать.

 

Брайан Т. Маджески (Brian T. Majeski)
перевод — А. Лучков

About The Author

Aleksandr

Other posts by

Author his web site

Your Comment

 









fv4